православные знакомства Светелка

Советы супругам святого Иоанна Златоустого

Святитель Иоанн ЗлатоустыйКогда жених сделал благоразумный выбор невесты, и невеста – выбор жениха, и испрошено Божие благословение, этим не все еще сделано для их счастья в брачной жизни. Они должны так вести себя, так построить свои отношения, чтобы быть достойными благословения Божия и самим не навлечь на себя несчастья; чтобы брак – источник чистых радостей – не сделался для них источником безчисленных бедствий по их собственной вине.

«Брак есть пристанище, – говорит Златоустый, – но вместе и кораблекрушение – не сам по себе, а по расположению тех, кои худо пользуются им».

Потому что тот, соблюдает в нем законы, находит в доме и жене своей утешение и облегчение от всех неприятностей, встречаемых в других местах. А тот, кто неблагоразумно и случайно приступает к этому делу, имеет только неприятности и огорчения в своем доме.

венчание в церквиВсе благополучие брака основывается на взаимной любви, на обоюдном доверии и уважении и согласии супругов. «Нет ничего драгоценнее того, как быть любимым женою и любить ее. Когда муж и жена между собою согласны – это мудрый полагает в числе блаженств». Где есть это – там есть богатство и счастье; а, напротив, если этого нет, то ничто другое не помогает и все превращается в неприятности и расстройства.

Взаимная любовь супругов не должна зависеть от степени красоты каждого из них и не должна гаснуть в том случае, если кто-либо из них по каким-нибудь причинам сделается некрасивым и даже безобразным. Это в особенности Златоустый внушает мужьям, так как у некоторых из них любовь к их женам ослабевает в той степени, в какой исчезает красота жен, их прежде прельщавшая, или в какой они сами начинают замечать их телесные недостатки.

«Не отвращайся жены ради ее безобразия, – говорит мужу святитель Иоанн. – Что же делать с женою! Не хвали ее за красоту внешнюю; и похвала, и ненависть, и любовь такого рода свойственны душам нецеломудренным. Ищи красоты души; подражай Жениху Церкви».

Любовь мужа к жене должна быть постоянна и так тверда, чтобы могла устоять против всех несчастий, огорчений и искушений. Златоустый говорит мужу: «Заботься о своей жене, как Христос о Церкви. Хотя бы нужно было отдать за нее душу свою, хотя бы пришлось испытать многократные потери, претерпеть что-нибудь тяжкое, ты не должен отказываться, ибо, претерпев все это, ты еще не сделаешь ничего, подобного тому, что сделал Христос для Церкви».

Взаимная нужна супругов друг в друге лишь усиливает любовь и согласие между ними. «Бог разделил деятельность нашей жизни на занятия двоякого рода: общественные и домашние. Жене вверил управление домом, а мужьям предоставил все гражданские дела».

«Это дело премудрости Божией, что способнейший к важнейшим делам менее способен и полезен в делах не столь важных, дабы тем более была ощутительна нужда в жене. Если бы Бог соделал мужа способным к занятиям обоего рода, то женский пол легко бы мог придти в презрение. Опять, когда бы Он препоручил жене большую и нужнейшую часть, тогда бы жены сверх меря исполнились гордости».

Не будет ни согласия, ни любви между супругами, когда каждый из них станет требовать любви и преданности от другого, не стараясь сам исполнять свои обязанности. Это служит основой не мира и согласия, а раздора, так как в этом выказывается не любовь и снисходительность, а упрямство и надменность. Поэтому лучшее средство сохранить мир – это взаимное уважение к своим обязанностям, стремление неукоснительно их исполнять, и оба получат то, что заслужат.

«Если каждый из супругов будет стараться исполнять свои обязанности, то за сим скоро последуют и взаимные для них выгоды. Если, например, жена готова будет терпеть и раздражительного мужа, а муж не станет раздражать жену гневливую, то между ними водворится совершенная тишина и жизнь их будет подобна пристани, свободной от волн».

По взаимной любви друг к другу, ради общего благополучия, каждый из супругов должен быть снисходителен к недостаткам другого, должен запастись терпением на случай самых горьких неудовольствий, обид и взаимных огорчений.

Святитель Иоанн ЗлатоустыйЗлатоустый говорит: « А что делать, если муж будет кроток, жена же безпокойна, злоречива, болтлива, расточительна (это общий их всех недуг) и если она будет выказывать много других слабостей? Как ему, несчастному, вынести такую каждодневную неприятность, гордость, безстыдство?

Что делать, если, напротив, она будет скромна и тиха, а он дерзок, подозрителен, сердит, сильно будет надмеваться то богатством, то властью, когда с нею будет обращаться, как с рабою, и не больше будет расположен к ней, как к служанке? Как вынести все это рабство, ибо тогда только ты будешь свободна, когда он умрет, а пока жив, необходимо с великим тщанием вразумлять его и делать лучшим или же, если это невозможно, мужественно переносить непрерывные нападения и непримиримую брань».

В другом месте Златоустый, для прекращения всяких раздоров, советует мужу вооружаться снисходительною терпеливостью, а жене совершенною покорностью. «Иной скажет: «Жена вздорна, расточительна и обременена другими пороками». Переноси терпеливо все. Затем ты и занимаешь место главы, чтобы уметь врачевать тело. Сказано: «Мужие, любите своя жены, яко своя телеса». Этот закон дан и женам».

Когда мужу достанется злая жена, его обязанность – не раздражаться, а со смирением видеть в этом несчастии десницу Господа, карающую его за грехи. «Против тебя поднимает войну жена, – говорит Златоустый, – тебя входящего встречает она, как зверь, изощряет язык свой, как меч.

Горестное обстоятельство, что помощница стала врагом! Но испытай самого себя. Желал ли ты сам чего-либо в молодости против женщины? И вот рана, нанесенная тобою женщине, врачуется женщиною, и язву чужой женщины, как хирург, выжигает собственная жена. А что худая жена есть наказание грешному, об этом свидетельствует Писание. Жена зла будет дана мужу грешному, и дана будет, как горькое противоядие, которое иссушает худые соки грешника».

Если, по учению св. Златоустого, худой характер жены – Божие наказание мужу, то очевидно, что муж должен выносить это наказание с совершенным терпением, и потому ничто не может извинить жестокости мужа к жене. Это противно и учению о христианской терпеливости и снисходительности, и понятию о любви, какую муж всегда должен сохранять к жене.

А безчеловечное обращение с женами, какое нередко случается встречать у мужей, особенно из низших сословий, Златоустый решительно осуждает как нечто в высшей степени жестокое и варварское. Для исправления недостатков жены он советует прибегать к терпеливому вразумлению, а не к брани, и тем более – к побоям. «Мужу бить свою жену, – говорит он, – это крайнее безчестие не только для того, кого бьют, но и для того, кто бьет.

И вам, жены, и вам, мужья, говорю: сохрани вас Бог от такого греха, который бы доводил мужа до необходимости бить жену. Всякому известно даже из языческих законов, которые жену, претерпевшую от мужа побои, не обязывают жить вместе с ним, как недостойным ее сожительства. Такого мужа, если только можно назвать его мужем, а не зверем, я ставлю наравне с отцеубийцею.

А безславие, происходящее отселе? Какое слово в состоянии даже выразить то, когда вопли и стенания жены разносятся по улицам, когда соседи и проходящие стекаются как бы к жилищу некоего зверя, внутри логовища пожирающего свою добычу, к дому того, кто производит такое безчестие? Лучше было бы, когда бы земля поглотила такого нечестивца; лучше, нежели опять ему показываться в обществе».

«Но жена, – скажешь ты, – обнаруживает дерзость». Пусть и так, но ты не забывай, что она – жена, сосуд слабый, а ты – муж. Ты для того поставлен начальником и главою, дабы сносить слабость жены, которая должна повиноваться тебе. Посему поступай так, чтобы власть твоя была почтена; а она будет такою только тогда, когда ты не станешь безчестить подчиненную тебе.

Как царь тем досточтимее бывает, чем почтеннее делает подчиненного ему начальника. Напротив, если безчестит и посрамляет величие его достоинства, то и его собственная слава немало от сего страдает. Так и ты немало повредишь чести своего начальства, если будешь безчестить жену, которой достоинство подчинено тебе».

Самое лучшее средство исправить дурной характер жены – это благоразумная со стороны мужа снисходительность и внимательное попечение об искоренении пороков ее. «Когда в доме случится неприятное от того, что жена твоя погрешает, тогда ты, – советует Златоустый мужу, – утешай ее, а не увеличивай печали. Хотя бы ты все потерял. Но нет ничего прискорбнее, как иметь в доме жену, которая живет с мужем без доброго к нему расположения.

На какой бы проступок со стороны жены ты ни указал, ты ничего не можешь представить такого, что бы более причиняло скорби, чем раздор с женою.

Посему-то любовь к ней должна для тебя быть драгоценнее всего. Если каждый из нас должен носить тяготы друг друга, то тем более муж обязан поступать так по отношению к своей жене. Хотя бы она была бедна, не унижай ее за то; хотя бы она была глупа, не нападай на нее, но лучше исправляй ее; она – часть тебя, и ты составляешь с нею одно тело.

«Но она сварлива, пьяница, склонна ко гневу!» Если так, то надобно скорбеть о сем, а не гневаться; молить Бога, чтобы Он исправил ее; надобно увещевать ее, уговаривать и употреблять все меры к тому, чтобы истребить в ней эти пороки. Если же ты станешь бить и угнетать жену, то болезнь сим не излечится, потому что жестокость усмиряется кротостью, а не другою жестокостью. Вместе с сим помышляй еще о том, что за кроткое обхождение твое с женою тебя ожидает награда от Бога.

Говорят, что некто из языческих философов имел жену сварливую, злую и дерзкую. Когда его спросили, для чего он имея такую жену, терпит ее, – мудрец ответил, что в ней он имеет в своем доме как бы школу и училище любомудрия. «Я буду, – говорит он, – терпеливее других, если ежедневно стану учиться в сем училище». Вас удивляет это? Но остается тяжко вздыхать, когда видим, что язычники поступают мудрее нас, которым заповедано подражать ангелам, или лучше – самому Богу, в рассуждении и кротости.

Говорят, что философ потому сам и не изгонял злой жены, что она имела дурной характер, а некоторые утверждают, что он даже и взял ее по причине такого характера. Если ошибешься в выборе невесты и введешь в дом жену недобрую, несносную – в таком случае, по крайней мере, подражай языческому философу, и всячески исправляй свою жену, а худого ничего ей не делай. А когда станешь переносить супружеское иго в согласии с нею, то через это приобретешь по своему желанию и другие выгоды и в духовных делах весьма легко успеешь».

Вообще, по учению Златоустого, любовь мужа к жене должна быть чувством разумным. Основанная на душевных качествах жены, она должна иметь в виду ее нравственное исправление и совершенствование.

Поэтому муж виновен и перед самим собой, и перед женою своей, и пред судом Божиим, если он остается равнодушным к слабостям и недостаткам жены и не обращает на них никакого внимания.

Но, с другой стороны, он не должен и раздражаться, и с жестокостью преследовать за них жену. Кроткое, соединенное с разумной снисходительностью и любовью, обращение мужа с женой – наиболее надежное средство к ее исправлению.

«Хотя бы и много погрешила против тебя жена, – говорит Златоустый, – все ей прости. Если ты взял злонравную – научи ее доброте и кротости; если в жене есть порок – изгоняй его, а не ее. Если после многих опытов узнаешь, что жена твоя неисправима и упорно держится своих обычаев, – и тогда не изгоняй ее, ибо она – часть твоего тела, как сказано: будете два в плоть едину.

Пусть пороки жены останутся неисцеленными, тебе и за то уже уготована великая награда, что ты учишь и вразумляешь ее… и ради страха Божия переносишь столько неприятностей и терпишь недобрую жену, как свой член».

Говоря об обязанности мужа вразумлять жену, Златоустый предлагает способ вразумления. «Жена твоя, – говорит он, – любит искусственные украшения, пышные наряды, многоречива, своенравна. Хотя нельзя думать, чтобы все сии пороки совокупились в одной какой-либо женщине, но мы вообразим себе такую женщину, и пусть муж всячески старается исправить ее. Как же он ее исправит? Он достигнет сего, если не вдруг все станет запрещать ей, но начнет с легчайшего, к чему она не слишком привязана. Если же, побуждаемый нетерпеливостью, ты вдруг захочешь исправить все, то нимало не успеешь.

Итак, не отнимай у нее вначале драгоценных уборов, но позволь ей некоторое время пользоваться и украшаться ими. Впрочем, употребляй не страх и угрозы, а убеждения и ласки. Говори, что за это осуждают ее другие, и произноси свой суд и мнение, и чаще напоминай ей, что тебе не только не нравится такое украшение, а напротив, очень неприятно. Уверяй ее, что это весьма много огорчает тебя; что и самые благообразные женщины теряли от того красоту свою.

Вразумляй ее таким образом, чтобы истребить ее страсть, но ничего не говори ей ни о геенне, ни о царстве (ибо напрасно будешь говорить о сем), но уверь, что она тебе более нравится в таком виде, в каком Бог сотворил ее.

И если много раз ты будешь говорить ей она не послушает тебя – и тогда не переставай повторять слов своих, впрочем, не со враждою, а с любовию, и иногда показывай как бы недовольный вид, а иногда ласкай ее и угождай ей.

Будем переносить все слабости жен, дабы исправить в них то, что хотим. Когда ты исправишь один порок, то и другие легко будет тебе исправлять. Таким образом, мало-помалу вразумляя свою жену, ты уподобишься искусному, верному рабу и терпеливому земледельцу».

Чтобы утвердить и навсегда сохранить нравственное влияние на жену, муж должен начать образование ее с первого дня супружества и продолжать его при всяком удобном случае. Во всех обстоятельствах жизни должен внимательно наблюдать за ее поведением, указывать ее обязанности и, через исполнение их, – путь к нравственному совершенствованию.

Златоустый, вместе с общими наставлениями, представляет и образец поучений такого рода. Советуя мужу удалить из празднования брака все, что может оскорбить целомудрие девы, продолжает: «Удалив все сие, ты правильно сделаешь, если на долгое время соблюдешь стыдливость ее и не нарушишь ее скоро. Ибо хотя и нецеломудренна была отроковица, она станет молчать долгое время, побуждаемая к мужу и новизной тех предметов, с которыми она еще не свыклась.

Какое время более удобно к наставлению жены, как не то, когда она еще уважает мужа, еще боится его, еще удерживается стыдливостью? Тогда изложи ей законы, и она будет повиноваться и по воле, и по неволе. Говори прежде о том, что касается любви; ибо при убеждении ничто столько не содействует к принятию наставлений, как уверенность, что их предлагают с любовью и благосклонностью.

Как же ты покажешь ей свою любовь? Если скажешь: «Имея возможность, я не избрал их, а полюбил твой образ жизни, твою честность, скромность, целомудрие». Потом от этого переходи к мудрым словам, говори о презрении богатств, но как бы мимоходом и вскользь. Ибо если всю свою речь направишь к порицанию богатств, то покажешься тяжелым и скучным. Но когда найдешь к этому повод в том, что ее касается, это будет ей нравиться.

Итак, скажи: «Когда можно бы было мне жениться на богатой, я не решился. Почему? Не безрассудно и не необдуманно, но, хорошо узнав, что обладание богатством ничего не значит и что его надобно презирать, я, оставив его, склонился к добродетели твоей души, которую ценю дороже всякого золота. Ибо дева мудрая, благонравная и ревнующая о благочестии, дороже всего мира. Потому я и склонился, и полюбил тебя, и ношу тебя в моей душе.

Настоящая жизнь ничего не значит, потому молю и все сделаю для того, чтобы нам достойно пройти земное житие, дабы могли мы остаться неразлучными и в будущей жизни. Настоящая жизнь кратка, изменчива, непостоянна. Если, угодив Богу, удостоимся перейти в ту жизнь, то всегда будем в радости, вместе со Христом, неразлучно.

Любовь твою я предпочитаю всему. Нет ничего для меня столь неприятного, как разномыслие с тобою. Хотя бы мне надлежало потерять все, быть беднее всех, подвергнуться тяжким бедствиям и потерпеть что-либо, я все перенесу и претерплю, только бы ты любила меня. И дети мне будут приятны, когда они будут залогом твоей любви. Но и ты должна поступать так же».

Потом присоедини слова Апостола, что «Богу угодно, дабы между нами была любовь. Послушай Писания: «Сего ради оставит человек отца своего и матерь; и прилепится к жене своей». Да не будет между нами никакого повода к распре; это для меня лучше богатств, толпы слуг и внешних почестей».

Не лучше ли золота, не лучше ли сокровищ будут слова сии для жены! Не бойся, что она возгордится, будучи любимою, а смело уверяй ее в любви, и она еще более полюбит тебя. Если сделает что доброе, похвали ее, подивись ей; если же выйдет что нехорошее, что случается с молодыми женщинами, посоветуй ей, убеди ее. Порицай деньги и большие издержки. Научай ее украшаться тем украшением, которое рождается от благонравия, скромности и честности. Постоянно учи тому, что нужно.

Молитвы ваши не будут общими; пусть каждый идет в церковь, а из того, что там читается и говорится, пусть муж спрашивает дома у жены, а жена у мужа.

Если угнетает бедность, укажи на святых мужей Павла и Петра, которые были в большем уважении, чем цари и богачи. Покажи, как они вели жизнь в гладе и жажде. Научай ее, что в этой жизни страшно только одно – оскорбить Бога.

Если хочешь сделать обед или пиршество, не зови того, кто известен благочестием, а того, кто мог бы благословить дом ваш и своим входом низвести на него благословение Божие.

Искореняй из ее мысли слова «мое, твое». Если скажет она: «Это мое», скажи ей: «Что такое твое? Я не знаю этого, я не имею ничего собственного. Как же ты говоришь «мое», когда все «твое!» Эти слова не ласкательства, а великой мудрости.

Таким образом ты можешь утишить гнев ее, удалить из души ее огорчения. Не безрассудно говори с нею, но с ласкою, с уважением, с любовью. Почитай ее, и она не будет иметь нужды в почете других. Она не будет иметь нужды и в славе от других, если будет пользоваться уважением от тебя. Учи ее страху Божию, и все потечет, как из источника, и дом ваш будет изобиловать благами».

жюрнал «Спасите наши души»


ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]