православные знакомства Светелка

СИЛА ВЕРЫ (Николай Неустроев)

крестикМне прислала письмо моя добрая знакомая Ирина Семеновна, ранее проживавшая в Дивеево, у которой я в свое время, сначала один, а в следующий раз уже и с женой, останавливался на ночлег в поездке по святым местам. Ныне она пока живет в Москве и исполняет обязанности бабушки. Так вот, сначала по телефону, она мне немного рассказала одну правдивую историю из жизни одного верующего христианина, а затем к своему письму приложила еще одно, дочери того человека.

История та, характерна для верующих людей того времени, тяжелая, страшная, но одновременно чудесная и поучительная, заставляющая задуматься о многом, и главное – о вечном. В ней описана жизнь ее отца – Ромащенко Ивана Сафоновича, 1907 г.р., родившегося 13 февраля (н.с.) – будущей тогда даты Собора Новомучеников и Исповедников Российских. Кстати, его правнук Игорь, хоть и много позже, но родился в тот же день. Итак, немного предыстории, а точнее истории их семьи.

Дед отца – Алексий, с женой и тремя детьми – Авдеем, Сафоном и Елизаветой переселились в свое время на Северный Кавказ, да так и остались там навсегда. Семья эта (Ромащенко) и весь их род были глубоко верующими православными христианами. Все посещали богослужения, молились, исповедовались, причащались, в общем, вели благочестивый христианский образ жизни.

В красном углу у икон всегда лежала Библия, которую отец ежедневно читал по вечерам, все же остальные молча стояли и слушали. Всего в семье было семь детей. Трое умерли в младенчестве, четверо – выжили. Они выучились, получили профессии, создали семьи, родили детей. Но это уже было потом, без отца. Все дети, как и их семьи – верующие православные люди.

У Ивана Сафоновича, в дальнейшем так и будем называть его – отец, детство было очень трудным. В семь лет от тифа умирает мать. Затем начинаются I мировая война и революция. Мальчик Иван идет работать подпаском, затем учеником сапожника, а когда подрос – батраком. Когда же открылась вечерняя школа, то проучился три зимы после окончания сельхозработ.

Благодаря старанию, уму и способностям вскоре стал писарем, и далее, быстро дорос до начальника Ипатовского районного почтового отделения, по тому времени высокой и престижной должности. О его хорошей работе писали и говорили газеты, журналы разных уровней и фотографии. Но всегда в душе он оставался глубоко верующим человеком, считая власть безбожной, особенно когда стали разорять церкви и преследовать священнослужителей.

Накануне Великой Отечественной войны, в 1940 году, его семья переехала в родное село Лиман Ипатовского района Ставропольского края, где отец стал работать на подобной должности – начальника почтового отделения, но уже сельского. Жили они в служебной квартире при почте.

Началась война. Отца из-за болезни (туберкулез) в армию не призвали. В течение первых ее месяцев он провожал наши отступающие войска, выводя по бездорожью в обход сел и деревень из-под удара занявших, либо преследующих их немцев. В 1942 году началась жизнь в оккупации. Фашисты мародерничали, отбирали продукты и живность.

Собранную отцом небольшую библиотеку русских писателей и поэтов немцы повыкидывали через окно, облили керосином, подожгли, а затем уехали. Что-то удалось спасти, залив водой и высушив. Кстати, именно по ним впоследствии учились все дети, и свои и другие, поскольку все школьные книги и пособия немцами были уничтожены.

Из числа не эвакуировавшихся по разным причинам, оставшихся мужчин, немцы назначили старосту, полицейского и председателя колхоза. Постоянного пребывания фашистов в селе не было, но они периодически наезжали туда за продуктами, которые для них собирал этот председатель. Как-то, тот пришел и к семье Ромащенко и потребовал отдать ему для немцев поросенка и подтелка. Отец обличил его, сказав ему, что ты своих обрекаешь на голод, а для немцев стараешься.

В январе 1943 года наши войска, освобождавшие Северный Кавказ, освободили и их село. Видимо опасаясь, что кто-то донесет на него и, стараясь опередить всех, этот председатель тайно написал донос и на отца, ложно обвиняя его в сотрудничестве с фашистами. Отца арестовали. Больше года длилось следствие. Обвинительное заключение и самооговор он подписывать так и не стал. Но все равно его осудили по политической статье на 10 лет лагерей и 3 года поражения в правах. Не разрешили ему возвратиться и в родное село по окончании срока.

В 1950 году семья уехала из Лимана в городок Михайловск. Отца освободили досрочно в 1952 году, когда стали пересматривать дела «политических» и всех не подписавших свое обвинение. Почти 10 лет он был политзаключенным, работая на Севере в Салехарде, на реке Сосьве на лесоповале. И далее, я хочу рассказать два чудесных эпизода из лагерной жизни, происшедших с Ромащенко Иваном Сафоновичем, отцом этой женщины, написавшей письмо с рассказом о нем, в том числе и о тех случаях. Собственно, из-за них и появилась эта статья.

Кроме того, что его, больного туберкулезом, которого даже тогда из-за этого на войну не призвали, спасло от смерти в тех страшных условиях – войны, оккупации, холода, голода, невыносимо тяжелого каторжного труда в лагерях? Ответ только один: и сегодня у нас, и тогда у него самого – глубокая вера в Бога и Его помощь. Особенно же наглядно это продемонстрировали те два случая, которые поразили и его, и других заключенных, и охрану, и безбожное лагерное начальство, заставив их задуматься и сделать кое-какие, в том числе и практические выводы.

Даже находясь там, в неимоверно тяжелых условиях, отец продолжал быть настоящим православным христианином. Он молился, старался жить по заповедям, и даже… соблюдать посты! Хотя был тяжелый изнуряющий труд, а из еды одна баланда, он все равно в постные дни ограничивал себя в пище.

Отец вел календарь, знал и помнил дни великих церковных праздников, высчитывал день наступления главного светлого праздника – Пасхи Христовой. Своим сокамерникам он рассказывал много интересного о святых, священной истории, наизусть знал много молитв, псалмов и мест Священного Писания. Особенно отец чтил главные православные праздники, и в первую очередь – Пасху.

Однажды он отказался выйти на работу в этот светлый Праздник, за что его по приказу руководства лагеря, как непокорного, тут же отвели в так называемый «коленный мешок». Это сооружение действительно напоминало узкий мешок, но каменный. В нем человек мог только стоять.

Провинившихся оставляли в нем на сутки без верхней одежды и шапки. Кроме того, горела яркая лампа, а на темя головы капала вода. И если учесть, что на Севере в этот период года температура составляет минус 30-35 градусов мороза, то исход для отца был заранее известен. Более того, из многочисленного опыта все знали, что человек в этом «мешке» выдерживал не более суток, в течение которых он постепенно замерзал и умирал.

И вот отца закрыли в этом страшном сооружении. Более того, узнав, что наступила Пасха, лагерное начальство и охрана, начали ее праздновать. О закрытом в «коленном мешке» узнике вспомнили лишь на третьи сутки.

Когда посланный часовой пришел забрать его тело, то оторопел. Отец стоял живой и смотрел на него, хотя и был покрыт льдом. Часовой испугался и убежал докладывать своему начальству. Посмотреть на чудо туда сбежались все. Когда его из «мешка» забрали и поместив в лазарет, стали расспрашивать, как он смог выжить, ведь до него все умирали в течение суток, тот отвечал, что все три дня он не спал, а непрестанно молился Богу.

Сначала было жутко холодно, но уже к концу первого дня стало теплее, далее еще теплее, а на третий день было уже жарко. Он говорил, что тепло шло откуда то изнутри, хотя снаружи был лед. Это событие так подействовало на всех, что отца оставили в покое. Начальник лагеря в Пасху работы отменил, а отцу даже разрешил не работать и в другие церковные праздники за его большую веру.

Но вот сменилось лагерное руководство. На смену прежнему начальнику лагеря пришел новый, прямо таки зверь, а не человек. Жестокий, безсердечный, не признающий Бога. Вновь настала Святая Пасха Христова. И хотя в этот день работы не предполагались, но в последний момент тот приказал всех отправлять на работу.

Отец снова отказался идти на работу в этот светлый Праздник. Но сокамерники все же уговорили его выйти на место проведения работ, иначе, мол, этот без души и сердца, зверь тебя просто замучает. Отец на место работ пришел, но на вырубке леса работать отказался. Доложили начальнику. Тот приказал натравить на него, специально обученных догонять и разрывать человека, собак. Охранники спустили собак. Все заключенные и охрана замерли, ожидая окончания кровавой трагедии.

Отец же, поклонившись и перекрестившись на четыре стороны света, стал молиться. Это уже потом он говорил, что читал в основном 90-й псалом («Живый в помощи»). Так вот, собаки со злым лаем кинулись в его сторону, но не добежав до него 2-3 метра, вдруг как бы наткнулись на какую то невидимую преграду. Они стояли и лаяли, сначала зло, затем все тише и тише, и, наконец, стали валяться в снегу, а затем заснули. Все просто остолбенели от этого чуда.

Так еще раз всем была показана вера в Бога этого человека, а также продемонстрирована Божья сила и «как близок к нам Господь, Бог наш, когда ни призовем Его» (Втор.4,7).Он не допустил смерти верного Своего раба, любящего Его.

Отец вернулся домой к семье в Михайловск в декабре 1952 года, где и прожил еще почти 10 лет. К Богу, в Которого так верил всю свою честную жизнь, он отошел 14.09.1962 года.

Вот такая чудесная жизненная история, рассказанная в письме дочерью о своем отце – Ромащенко Иване Сафоновиче, верном до конца Богу, душу которого Он за его страдания, терпение, веру и преданность Ему, наверняка упокоил в Царствии Божием.

При необходимости, координаты дочери, написавшей о своем отце, имеются в редакции:

356245, Ставропольский край, г. Михайловск, пер. Пионерский, 8, Брынзе Лидии Ивановне.

Николай Неустроев, г. Кемерово.


ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]