православные знакомства Светелка

Преподобный Гавриил (Гавриил Феодорович Зырянов)

Преподобный схиархимандрит Гавриил Феодорович Зырянов(1844-1915 гг.)

Будущий старец схиархимандрит Гавриил (Гавриил Феодорович Зырянов) родился 14 марта 1844 года в благочестивой семье крестьян Пермской губернии Ирбитского уезда Феодора и Евдокии Зыряновых. Мальчик родился слабеньким и часто болел, заботливые родители готовы были на любые жертвы ради благополучия сына. Они горячо молились, давали обеты: и в церковь ходить ежедневно, и милостыню подавать, и мясо не есть, и супружеские отношения прекратить. Ребёнок начинал поправляться.

В 1848 году благочестивые родители впервые взяли сына с собой, когда отправились к Пасхальной “заутрени”. Глубоко запечатлелась в сердце маленького Гавриила пасхальная служба, на которой он присутствовал в первый раз. Очень хотелось ребёнку ещё раз побывать на ней, но родители объяснили ему, что нужно подождать год. Тогда Гавриил спрятался в укромном месте, стал рисовать в своём воображении пасхальную утреню. Вдруг он увидел “воздушную люстру, какой-то неизреченный свет столбами переходил с места на место и кругом радуги, образующие подобие креста”. Мальчик замер, прильнул к стеклу и вдруг услышал голос:

- Ты – Мой!
- Чей это? – спросил изумленный ребёнок.
- Божий!

А через десять лет произошло ещё одно знаменательное событие: Гавриил получил исцеление во сне после молитвы св. праведному Симеону, чудотворцу Верхотурскому.  Преподобный схиархимандрит Гавриил Феодорович Зырянов Гавриил горячо молился, каялся и дал обет пройти 280 вёрст пешком в Верхотурье, чтобы помолиться у мощей чудотворца. Во сне он увидел, как праведный Симеон прикоснулся к кровоточащей ране на ноге.

Проснулся Гавриил и ужаснулся: рана зажила, затянулась молодой розовой кожицей. Через несколько лет, во время исполнения обета – паломничества к мощам св. Симеона, отрок Гавриил встретился с дивным странником, похожим на явившегося во сне святого старца, странник тихо сказал: “Монахом будешь… Схимник будешь…”

С юных лет Гавриил мечтал стать иноком, 13 августа 1864 года его мечта сбылась, он поступил послушником в Оптину пустынь. Оптинские старцы св.Амвросий, о.Илларион, о.Исаакий помогли будущем подвижнику стяжать дух кротости. Однажды, когда Гавриил заболел лихорадкой, прозорливый старец Амвросий благословил тяжелобольного послушника “на рыбные ловли, на охрану пруда”:

- Бог благословит, поезжай туда. За послушание Бог исцелит тебя. Поезжай с Богом.
Гавриил в шубе и шапке в жаркий летний день отправился выполнять послушание. По послушанию через несколько дней получил полное исцеление. Там же произошел удивительный случай. За то, что Гавриил не дал одному крестьянину монастырский невод, крестьянин поджог сноп возле монашеской кельи. Гавриил, уповая на заступничество Пресвятой Богородицы, взял икону Богоматери “Знамение”, крепко прижав образ к груди, встал между горящей копной и хибаркой, и принялся горячо молиться. Внезапно налетел вихрь, перенес горящий сноп от кельи в соседнюю деревню. Горящая копна обрушилась на дом поджигателя. Этот дом и сгорел единственный во всей деревне. Поджигатель со слезами всенародно покаялся: “Мой грех! мой грех!.. ко мне и пришел!..”

После “рыбных ловлей”, Гавриил нес послушание на кухне.

Через десять лет оптинского послушания Гавриил был принял в Московский Высоко-Петровский монастырь, через год получил постриг с именем Тихон, в честь свт. Тихона Задонского.
В июне 1882 года был переведён в Раифскую пустынь, где в тот же год был рукоположен во иеромонаха и назначен братским духовником. В 1883 году иеромонах Тихон приезжает в Седмиозерную пустынь, где вскоре становится братским духовником, а затем – и благочинным.
Однажды во время крестного хода с чудотворной Седмиозерной иконой Божией Матери в селе Мамадышского уезда Казанской губернии Господь удостоил своего избранника быть свидетелем чуда. После молебна перед чудотворной иконой, отец Тихон взял чудотворный образ и стал осенять им народ. Вдруг все “повалились наземь” с криками: “Господи, помилуй! Пресвятая Богородица, спаси нас!”

Оказалось, что люди увидели блистающее сияние в виде венца над чудотворной иконой, затем венец ” охватил” всю икону и руки отца Тихона так, что от яркого света не было видно ни образа, ни рук… Сам отец Тихон видел только, “что воздух вдруг стал розовый (в 3 часа дня), и на всех лицах – испуг… Позже на этом месте был построен храм.

По милости Божией около чудотворной иконы по вере исцелялись “не владевшие руками и ногами”, прозревали слeпыe…

Возвращаясь в храм после крёстных походов, отец Тихон долго вспоминал о чудесах, думал, как бы самому приблизиться к Богу. Он говорил:

-Да, верить и надеяться необходимо… Но без дел эти вера и надежда мертвы, безжизненны и поэтому это – тоже не энергия. Думаю, энергия эта заключается в любви, которою всё движется. И Сам Бог – “любы есть”… Поэтому энергия любви может упразднить всякое зло…
Отец Тихон был охвачен желанием стяжать евангельскую любовь – боголюбие.

Стал он просить у Бога дать ему возможность стяжать дар любви, стал вымаливать себе пострижение и даже болезни. После несчастного случая подвижник тяжело заболел, он не мог долгое время принимать пищу. Несколько лет о. Тихон мужественно переносил страдания, терпел болезнь как средство к очищению от грехов.

5 октября 1892 года состоялось пострижение иеромонаха Тихона в схиму, при постриге он получил прежнее имя – Гавриил, в честь Архангела Гавриила. Умирающий схимник ушел от внешнего мира в свой внутренний, обретая там Бога. Больного старались чаще причащать Св. Таин, после этого он преображался, чувствовал прилив сил. Вот, что написал позже старец о своих чувствах в период болезни своему духовному сыну:

- Я жаждал любить Бога всем сердцем. Но как любить… нужно быть достойным Бога… Я чувствовал, что сила жизни – в любви к Богу, сила творческая, благодатная… Я взывал:
“Господи, приди и вселися в ны, научи мя творите волю Твою, научи, и любите Тебя, как подобает любить”. И вот, Господу моему было угодно, чтобы я заболел… Очень много каюсь и получаю радость, ибо вижу, что грех начинает терять надо мной силу… Чем больше я страдал, тем легче я себя чувствовал.

По причащении Св. Таин окрылялся неизреченной надеждой на Бога, а сердце переполнялось благодарностью к Господу… Мне убогому, и открылась любовь Божия к миру в искуплении человеческого рода. Любовь заговорила как бы во мне, внутри всего моего существа с такой силой ко Господу, что я не чувствовал своих страданий… Я не чувствовал потребность в пище, тяготился, когда меня посещали другие. Я блаженствовал… желая остаться хотя бы навечно один и страдать, – но только с Господом и в любви к Нему… Боголюбие есть жизненная сила души и сердца человека…

Нередко после принятия Св. Таин старец ощущал благоухание. Один из братии о. Епифаний ощутил однажды благоухание и обратился к келейнику:

-Чем ты надушил старца? Какие должно быть, дорогие духи.

Вскоре зашёл отец Авенир и тоже обонял непонятное благоухание.

После нескольких лет страданий пришло облегчение. Старец стал принимать верующих. В борьбе с телесными скорбями он снискал особую благодать Божию, получив к прежним своим дарам дар “врачевания по молитве” душевных и телесных недугов. Пять лет был прикован иеросхимонах Гавриил к постели тяжкой своей болезнью, но телесная немощь укрепляла дух. Святой старец Гавриил, еще не оправившись от болезни, стал принимать богомольцев. Посетителей становилось все больше и больше, один раз от напора из коридора передние даже стали теснить старца.

После это случая сделали специальное ограждение. Старец поначалу, чтобы не отвлекать сердце от Иисусовой молитвы, принимал богомольцев, стараясь не открывать глаз. Однажды, он был отвлечен от внутренней молитвы внезапно раздавшимся плачем. Оказалось, что пришедшие к старцу посетители уже давно молчали, он же – беседовал с ними, читая их мысли и отвечая на них. Это потрясло и испугало богомольцев. Старец стал скрывать свой дар, прежде чем ответить, внимательно приглядывался, действительно ли его спрашивают.

По милости Божией старец во время службы в алтаре удостоился видения Небесной Евхаристии, после этого он не мог без слёз произносить слова: “Твоя от Твоих, Тебе приносяще о всех и за вся”.

В феврале 1902 года иеросхимонах Гавриил был утвержден Св. Синодом в должности наместника Седмиозерной пустыни, а вскоре – возведен в сан схиархимандрита.

Среди высоких покровительниц, почитательниц, а позже и духовных чад старца была и великая княгиня Елисавета, почти ежегодно вместе с инокиней Варварой посещавшая пустынь. Почитание и известность старца настроили против него нескольких насельников из числа братии, насчитывающей более чем сто человек. В результате козней этих завистников, только что прибывший на Казанскую кафедру архиепископ Никанор, не разобравшись в сути дела, удовлетворил прошение схиархимандрита Гавриила об увольнении его от должности наместника.

Много пришлось пережить незаслуженных обид старцу. На этом фоне так трогательно участие в судьбе старца его духовных чад. Один из них – будущий священномученик Иувеналий (Масловский), бывший тогда игуменом Псковской Спасо-Елеазаровой пустыни, выхлопотал перевод схиархимандрита Гавриила к себе. Обитель очень нуждалась в опытном духовном наставнике и братия телеграммой просила преподобного Гавриила не отказывать ей в духовном окормлении.

В конце июня 1908 схиархимандрит Гавриил приехал в Псков. Когда старец Гавриил подъехал к пустыни, то не смог удержаться от слез: у святых ворот монастыря его встречала вся братия с чудотворным образом Всемилостливого Спаса на руках. В Спасо-Елеазаровой пустыни старец Гавриил занялся усиленно Иисусовой молитвой, положив себе вычитывать ее 12 тысяч раз, кроме того, вычитывая положенные по Уставу службы: “полунощницу” с кафизмой, “утреню”, “часы” -1, 3, 6, 9-й, “вечерню с повечерием”, келейное общее правило: три канона – Спасителю, Божией Матери и Ангелу Хранителю с акафистами.

Старец и здесь прославился как великий утешитель и помощник в скорбях. Те, кто слушался советов прозорливого старца, получал скорое утешение и помощь, те же, кто пренебрегал советами, горько платился за это. Так, одна девушка, которую преподобный Гавриил не благословлял поступать в Ильинскую монашескую общину, не послушалась и все-таки поступила, но там – обожглась, и вскоре скончалась от ожогов…

В день у прозорливого старца бывало до 150 человек. Кто искал разрешения от тягостных сомнений, кто – молитвенной помощи, кто приходил к старцу в надежде на чудесное исцеление от физических недугов. Как-то раз принесли на руках девочку 11-12 лет, обездвиженную уже три или четыре года. Мать девочки со слезами умоляла святого старца помочь и исцелить дочь. Старец благословил пойти в Елеазаровский собор монастыря и помазать больные ноги маслом от лампадки у иконы Божией Матери.

Спустя несколько лет повзрослевшая девушка уже сама приехала благодарить старца, рассказала как исцелилась после помазания маслом.

Однажды к старцу пришел разорившийся рыбак, поведал о своих неудачах: “Два года не было удачи в рыбной ловле, вошёл в большие долги”. По молитве старца положение несчастного улучшилось, в скором времени рыбак пришёл с большой корзиной, наполненной рыбой, благодарить старца. Дела его быстро поправились, он вернул все долги. Таких случаев было не мало.

Великая княгиня Елисавета не покидала своего духовного наставника, часто посещала пустынь, старец же, в свою очередь приезжал в Марфо-Мариинскую обитель милосердия, для наставления сестер обители. Когда духовные чада и почитатели старца, в виду слабости его здоровья и невозможности служить постоянно, расположились устроить ему домовую церковь, великая княгиня Елисавета дала часть необходимой на это дело суммы, пожертвовала иконы на иконостас, подсвечники, облачения на престол и жертвенник.

В 1915 году старец сказал: “Поеду в Казань – и там умру!” Это было в июле, а в августе военные события и внезапно пошатнувшееся здоровье старца, действительно, побудили келейников просить преп. Гавриила переехать в иное, более спокойное место. Старец выбрал Казань: 24 августа он навсегда покинул Спасо-Елеазарову пустынь и 27 августа прибыл в Казань, где остановился у своего духовного чада инспектора Академии архимандрита Гурия (Степанова). Старец заявил, что приехал умирать.

Из завещания Старца Гавриила своим духовным детям:

Скоро, может быть, я умру… Оставляю вам в наследство великое богатство, для всех неоскудеваемое…

Когда кто почувствует себя грешником и не находит выхода себе, – пусть затворится в келии один, читает Сладчайшему Иисусу Христу канон с акафистом, и плачем утешится уврачеванный.
Когда кто находится в напастях, каких бы то ни было, пусть читает молебный канон Божией Матери “Многими содержим напастьми…”, и пройдут для него все напасти…

Когда нуждается кто во внутреннем душеосвящении, – пусть читают со вниманием 17-ю кафизму: и откроются ему внутренние очи…

Старец Гавриил мирно почил о Господе 7 октября / 24 сентября 1915 года. С этого момента началось непрерывное до самого погребения служение панихид и чтение Евангелия. Духовные чада из числа академической корпорации сменялись иноками Седмиозерной пустыни. Было решено похоронить старца в пустыни, в склепе под храмом св. Евфимия Великого, под тем храмом, строителем которого был сам схиархимандрит Гавриил.

Отпевание по полному чину 28 сентября совершали в академической церкви: четыре архиерея, пять архимандритов, иеромонахи из числа преподавателей и студентов Академии, более двадцати священнослужителей. На отпевание прибыла Великая княгиня Елисавета с сестрами своей обители.

В 1995 году комиссия по канонизации святых Казанской епархии направила в Синодальную комиссию по канонизации святых обстоятельные материалы к прославлению схиархимандрита Гавриила в лике местночтимых святых. А 25 декабря 1996 года на имя архиепископа Казанского и Татарстанского Анастасия поступило благословение Святейшего Патриарха Алексия II, совершить прославление в лике местно-чтимых святых Казанской епархии преподобного Гавриила (Зырянова).

Тропарь и кондак преподобному Гавриилу СедмиозерномуТропарь, глас 4

 

Подвижник, яко един от древних, совершенство стяжал еси во многих скорбех, благодатными дары украшен быв обильно, новых мучеников воспитал еси Богу. Заступи нас и ныне молитвами твоими, Преподобне отче Гаврииле, старче наш.

Кондак, глас 5

Претерпел еси скорби и наветы вражии благодушно, кротостью, любовью и смирением побеждати зло научал еси, теплою молитвою со слезами предстоял еси Господу, созерцая тайная и будущая, яко настоящая, преподобне отче Гаврииле, не остави чад твоих усердным и скорым к Богу ходатайством.


ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]