православные знакомства Светелка

О страшном грехе святотатства

Алатырь Крестовоздвиженская церковьНиколай Тюгалев появился на свет в 41-м. И успел попасть только на ту войну, в которой победителей никогда не бывает – на сражение с верой в Бога. На этой войне тоже гремели взрывы и выстрелы. Здесь, в селе Дюрки, снесли церковь. А во время крестного хода местный активист по фамилии Кортиков выпалил в образ Казанской Богородицы из пистолета.

- Та пуля не пробила икону, – говорит нам священник отец Андрей. – Отскочила, словно от брони. Сейчас этот чудотворный образ хранится в Крестовоздвиженском соборе в Алатыре. На нем видна вмятина от пули. Того святотатца, который стрелял в икону, народ прозвал «Божией Матерень чавитя». В переводе с мордовского это значит «убийца Божией матери». Его прокляли, и весь род Кортиковых сгинул. Николай Тюгалев тоже знал об этом случае с иконой. Но в сердце его тогда не было веры в Бога. И это не его вина, а беда. Его поколение учили, что Бога нет, что человек произошел от обезьяны. Запрещали носить крест. И вдалбливали в мозги, что Святое писание – поповские выдумки… город Алатырь Крестовоздвиженская церковь

Про святотатство, совершенное Николаем Тюгалевым, его односельчане рассказывают во всех подробностях. По словам земляков, достоверность которых подтвердил отец Андрей, дело было так. Алатырь Крестовоздвиженская церковь

Анна, жена Николая Тюгалева, с детства была верующей – ее отец когда-то пел в церковном хоре. Выйдя замуж, женщина продолжала молиться. Супруг не раз пытался выбить из жены «идеологическую отсталость». Причем в буквальном смысле, кулаками. Анна терпела все. Родила и вырастила пятерых детей.

Менялось время – в стране пышно отпраздновали тысячелетие крещения Руси, в отношении к вере потеплели даже самые суровые партийные начальники. Но Николай Тюгалев, даром что простой пастух, меняться не желал:

- Бога нет!

Анна тайком молилась, просила, чтобы Господь вразумил мужа.

В тот вечер Николай Тюгалев вернулся с работы домой пьяным. Пришел раньше, чем обычно. И застал жену молящейся перед иконой. Набросился с кулаками:

- Ты опять за свое!

- Побойся Господа! – попыталась оттащить сына от невестки мать. Но Николай был неукротим. Отшвырнул женщин:

- Да что мне ваш Бог!

В Николая словно вселился бес. С грязной руганью он вырвал у жены икону – и с размаху кинул ее на пол. Так, что деревянный образ Девы Марии и младенца Христа треснул, распался на две половинки.

- Что ты делаешь, опомнись! – закричала мать. Жена бросилась под ноги мужу, пытаясь отобрать святыню. Николай рассвирепел еще больше. Ударил жену, стал топтать лики Господа и Богородицы ногами. Потом схватил половинки иконы – и бросил их в печку.

Татьяна с криком упала без чувств. А мать Николая выхватила икону из топки. Выбежала из дома, отнесла соседям. Плача, рассказала про беду.

Николай Тюгалев о своем пьяном дебоше наутро и вспоминать не стал. Мол, поучил баб, обычное дело.

- Пусть хозяйством больше занимаются, – сказал он соседям. – Жена должна щи варить, а не поклоны лбом бить!

И отправился на гулянку – на другом конце села свадьбу играли. Плясал Николай вприсядку, с молодецким посвистом. Не догадываясь, что делает это в последний раз…

Через несколько дней у Николая почернели руки. Кожа вздулась пузырями. Он обратился к медикам. В больнице спросили:

- Что, отморозил?

Тюгалев пожал плечами:

- Да нет. Не морозил, не обжигал…

Прописанная мазь подлечила язвы на руках. И тут непонятная болезнь перекинулась на ноги. Тюгалева увезли в больницу. Там поставили диагноз – гангрена.

Врачи пытались спасти ноги. Тюгалев умолял их не резать:

- В деревне мужику без ног нельзя, все хозяйство прахом пойдет!

Операцию сделали, когда тянуть дальше было нельзя. Правую ногу отняли 17 июня, как раз в день рождения Николая. Ему исполнилось ровно пятьдесят лет.

Болезнь притихла, но не отступила. Левую ногу ампутировали через два года.

Жена возилась с Николаем, словно с младенцем. А он зло смотрел на повешенные в доме иконы. Выпив, ругался:

- Жаль, мне теперь не достать…

Федор был любимым сыном Николая. Толковый и работящий, он уехал в Тольятти. Жизнь у него ладилась. Квартиру получил, машину купил, женился, стал отцом двух детей. Родители только радовались за него. И вдруг – страшное известие.

Сына кто-то ударил ножом в сердце. Убийц милиция искала, но не нашла.

Другие дети Тюгалевых живы, но радости у них мало. У младших с алкоголем проблемы, а в личной жизни – пустота.

Анна упрашивала Николая:

- Покайся…

Муж отмахивался:

- Цыц, глупая баба!

Он все еще считал себя сильным. А сам уже не мог без помощи жены ничего. Каждое утро она выносила мужа на крыльцо.

Николай здоровался с проходящими односельчанами за руку:

- Привет!

И страх, который видел в их глазах, воспринимал, как свою заслугу. Мол, еще бояться меня. Даже безногого инвалида страшатся! А они боялись не его – пугало все случившееся с ним. По окрестным селам прошел слух про грешника, лишившегося ног после того, как он растоптал лик Христа и Богородицы. На Тюгалева приезжали смотреть издалека. Расспрашивали соседей:

- Правду про разбитую икону говорят?

- Да…

В Дюрках начали строить храм. Крест на его куполе виден и с крыльца дома Тюгалевых. Если бы Николай попросил, его бы отнесли туда вмиг.

Тюгалев уступил просьбам жены позвать священника, когда стало совсем плохо. Гнило все тело и боль не отпускала ни на секунду. Он лежал на кровати, пытался сдержать слезы. А они катились из глаз сами.

Отец Андрей причастил умирающего и Тюгалеву стало легче. Он скончался тихо, 20 июля. Похоронили Тюгалева под крестом, по христианскому обряду.

Мы спросили священника, покаялся ли Николай, попросил ли у Бога прощения за поругание святыни.

Батюшка Андрей ответил:

- Николай не покаялся в этом. Не успел. Мы молимся, чтобы Господь принял его душу…”

«Истории православных. Помощь Божия от чудотворных икон и молитв»


ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]