православные знакомства Светелка

ИЛИЯ ДИАМАНТИДИС МИРОТОЧИВЫЙ

ИЛИЯ ДИАМАНТИДИС1880 году в понтийской деревне Хурмикианто, отстоящей в восьми часах морского пути от города Трапезунд, родился Илия Димантидис. Его родители Панагиот и Афина были бедными и боголюбивыми людьми, имевшими страх Божий. Детей у них было трое: Константин, Георгий и Илия. В 1888 году благочестивая Афина умерла. Панагиот женился во второй раз, взяв себе в жёны злую и жестокую женщину по имени Кантйна. Мачеха жестоко мучила и издевалась над маленьким Илией. Впоследствии он по секрету рассказал о своих детских страданиях одной сироте, желая поддержать её и научить терпению.

Мачеха подвешивала Илию вверх ногами к дереву и молча наблюдала за ним, а малыш со слезами на глазах умолял его развязать. Раздевала и стегала пучком крапивы. Поджигала его одежду, так что мальчик в ужасе бежал её тушить. Весь день не кормила его, давая только немного чёрствого хлеба.

В одиночку посылала малыша пасти большое стадо коров, угрожая издевательствами, в случае если животные разбредутся. Когда возвращавшийся поздно отец спрашивал сына, не голоден ли он, его злая мачеха не давала ему открыть рта. ИЛИЯ ДИАМАНТИДИС «Покормила, покормила», – отвечала она за него.

Илия ни разу не пожаловался на претерпеваемые мучения. Он исполнял библейское «наготы матери твоей не открывай» (Лев. 18:7). За своё великое терпение и прощение маленький Илия с детства стяжал Божественную Благодать.

Позднее, когда умер его отец, уже состарившаяся мачеха боялась, что он отомстит ей за причинённые страдания. Но он успокоил её: «Не бойся, мама, я тебя не оставлю». Когда её парализовало, Илия был рядом и не позволял никому за ней ухаживать. Сам с великой любовью кормил, мыл и помогал ей. Вместо желчи и уксуса давал ей манну и воду. Илия Диамантидис Потрясённая мачеха всё время повторяла: «Илия, я много зла тебе причинила, прости меня, чадо моё». Тот же незлобиво отвечал: «Не расстраивайся, мама, я тебя давно простил».

Из-за бедности Илия не смог пойти в школу и выучиться грамоте. До семнадцати лет он работал жестянщиком в селении Платана у своего двоюродного брата Петра Диамантидиса.

В 1897 году старший брат с мачехой хотели женить его на тридцатилетней богатой, но недобродетельной женщине, надеясь получить большое приданое. Ночью перед свадьбой Илия сбежал из дома через горы в селение Каракатзй. Он пришёл к одной небогатой девушке по имени Сотирйя и сделал ей предложение. Получив благословение её родителей, молодые обвенчались.

Поначалу им пришлось очень трудно. Илия работал в пекарне Панагиота Хатзилйаса, который, видя честность и любочестие юноши, отдал ему её в аренду. Илия купил большой дом в селении Каракатзй, который сделал постоялым двором для бедняков и чужестранцев. Также он тайно помогал голодающим. Скрывая свои благодеяния, он платил деньги турчан­кам, чтобы те ночью носили еду в дома нуждающихся. Он настоятельно требовал, чтобы они никому не говорили об этом.

У Илии и Сотирии родились шесть дочек: Любовь (которая, после того как овдовела, приняла постриг с именем Мария и стала насельницей монастыря неподалёку от Сухуми), Василиса, Елена, Каллиопа, Афина и Ольга.

Илия был очень боголюбив. Он переживал, что не получил никакого образования. Однажды ему явился Ангел, который стал обучать его грамоте, церковному пению и иконописи. Эти уроки продолжались каждый вечер до тех пор, пока Илия не научился читать, писать, петь и писать иконы. По воскресным дням он пел в храме Воздвижения Креста Господня селения Тсйта. У него был очень красивый голос, и пел он с благоговением, как научил его Ангел. Илия очень любил молиться и вставал на молитву ещё на рассвете.

В 1918 году жизнь всех понтийских греков из-за жестокости турок стала невыносимой. Накануне Богоявления во время великого освящения воды турки с угрозами окружили церковь в селении Каракатзи. В тот же день много семей бежало в Россию. Среди них была и семья отца Илии. Сам он последовал за своими домашними спустя несколько дней и в одиночку пятнадцать дней шёл через снега.

Дочь отца Илии Любовь поселилась в окрестнос­тях Батуми в деревне Махмутйа. Её муж Авраам был очень состоятельным человеком. Он купил для своего свёкра участок земли, где батюшка самостоятельно построил дом. На новом месте он продолжал работать пекарем и помогал беднякам. В свой дом он приглашал всех путников. Посылал дочь на перекрёсток дорог раздавать путешественникам письменные приглашения с адресом его жилища.

Он плакал от радости, когда у него останавливались нищие и беженцы. Каждый день он принимал пять-десять человек. Вместе с детьми избавлял гостей от вшей, мыл им ноги и стирал одежду. Отводил в большую комнату, специально предназначенную для приёма гостей. Он обслуживал их за столом и не успокаивался, пока не накормит досыта: «Ешьте, пейте, не стесняйтесь». Сам он ел в последнюю очередь. Ещё одна комната была в доме для приёма больных. Несколько лет в доме Илии жили два брата-монаха Пахомий и Иоанн.

Опасаясь преследования безбожного режима, они были одеты как миряне и подвизались на скале близ Сухуми. Иоанн впоследствии подвизался в Причерноморье, а Пахомий окончил свой жизненный путь на Афоне.

Добродетельная супруга Илии помогала ему принимать в доме всех нуждающихся в приюте и пище. Ночью они посылали мешки с мукой, сыром, фруктами вдовам, сиротам, в тюрьмы и приюты.

Однажды ночью малышка по имени Авгула, которую супруги воспитывали у себя дома, увидела, как Сотирия тайком выходит из дома.

- Ты куда ?

- Не шуми, я иду доить коров.

- В такое время ?

- Я отнесу молоко в тюрьму.

Кроме этой девочки Илия и Сотирия воспитали и выдали замуж ещё одну сироту Елпинйку.

Однажды ночью Илия увидел во сне святого Георгия, который просил построить рядом с домом храм в свою честь. Святой даже указал точное место для икон. Также он обещал свою помощь.

Однажды Илия вскапывал участок, и его кирка напоролась на что-то и застряла в земле. Продолжив копать, он обнаружил кладку стены древней церкви. Осторожно продолжил раскопки. Под землёй были стены древнего храма, на стене которого была прекрасно сохранившаяся фреска с изображением святого Георгия Победоносца. Святой Георгий Победоносец

Илия достроил церковь и сверху накрыл её соломой. Так что она стала походить на хозяйственную постройку и не вызывала подозрений у безбожных властей. Он сам написал иконы для храма и разместил их в том порядке, в каком указал это сделать святой Георгий. Его дочь Любовь (тайная монахиня) поддерживала порядок в церкви и следила за неуга­симой лампадой у иконы Святого.

Когда лампада вот-вот должна была потухнуть, женщина слышала характерный звук и сразу спешила добавить в неё масла или почистить фитилёк. Люди чувствовали присутствие святого Георгия. Когда он приходил, был слышен шум шагов, а на земле оставались отпечатки копыт его коня.

Илия строго подвизался, вдохновляя своим примером всех окружающих. Он просыпался в три часа ночи и молился до утра. Когда молился по чёткам, слёзы текли у него ручьями. Если просыпал начало молитвы, его будил сам святой Георгий: «Вставай, время пришло». Он, в свою очередь, поднимал на молитву всех домашних.

Илия обратился к своему приходскому священнику и поведал об обретённой им древней церкви. Батюшка был уже очень стар, опасаясь безбожных властей, он не носил рясы. Он благословил Илию принять священнический сан, чтобы иметь возможность причащать и крестить христиан. Дав своё согласие, Илия был рукоположен во пресвитеры епископом Батумским. Ряса и облачение ему достались в наследство от дяди-священника, которого звали отец Георгий. Отец Илия стал служить в храме Святого Георгия и в других заброшенных и тайных церквях.

Когда окрестные жители узнали, что у них теперь есть священник, они стали ходить в храм святого Георгия на ночные службы. Об этом узнали местные турки, которые сразу донесли властям. Начались облавы. Но батюшку о них всегда заранее предупреждали добрые люди. Прихожане разбредались по участку и делали вид, что собирают дрова или выполняют ещё какие-то работы.

Отец Илия всегда стойко исповедовал свою веру, а про собравшихся людей говорил, что они работают на его участке. Во время каждой облавы священника арестовывали, сажали в тюрьму, допрашивали, били и морили голодом. Он претерпевал много мучений. Когда отец Илия выходил из тюрьмы с ещё незалеченными от побоев ранами, он спешил тайно совершить службу и причащал верующих на ночной Божественной литургии.

Батюшка был очень умерен в еде. Обычно он ел немножко варёного риса, несколько орехов или варёных овощей. В конце жизни пил только чай с сухарями. Очень строго постился в дни многодневных постов. Батюшка был очень худым и страдал желудочными кровотечениями. С детства приучал к посту и своих детей.

Днём отец Илия работал на своём участке. Выращивал овощи и травы.

В храме у батюшки пребывала святыня – правая рука святого Иоанна Триандафиллидиса. Кроме того, игуменья из одного монастыря близ города Сухуми подарила ему нетленные частицы мощей (сердце и пальчик) девочки по имени Мария. Она была родом из понтийского селения Санта. Её родители были очень богатыми, но крайне сребролюбивыми и немилосердными.

Когда умерла её мама, появившаяся в доме мачеха невзлюбила девочку и стала издеваться над ней. По ночам девочка тайно помогала беднякам и роженицам, раздавая деньги и еду. Мария умерла в возрасте двенадцати лет, её сердце и правая рука оказались нетленными и источали миро. Люди видели, как по ночам над могилой девочки появляется удивительный свет. Когда обрели её нетленные останки, гроб девочки оказался наполнен благоуханным миром.

Святой Георгий исполнил своё обещание и дал отцу Илии дар исцелять больных. Батюшка читал им Евангелие, благословлял крестом и давал приложиться к мощам святого Иоанна Нового Милостивого и отроковицы Марии.

Мальчик-сирота по имени Константин из Крыма страдал эпилепсией. Он получил исцеление по молитвам отца Илии.

Однажды святой Георгий показал батюшке растущий на горе цветок, похожий на маргаритку. Он был двухцветным: жёлтым с белым. Святой велел сварить лепестки разного цвета отдельно друг от друга: белые лепестки давать бесплодным мужчинам, а отвар из жёлтых – бесплодным женщинам. Опасаясь, что это бесовский соблазн, чтобы отравить людей, батюшка сначала выпил отвары сам. Убедившись, что они безвредны, он стал давать их бесплодным, которые после этого смогли родить детей. Их крестил отец Илия.

Вспоминает наша современница, внучка отца Илии Мария: «Однажды мы работали в огороде. Вдруг со стороны дороги раздался шум и лай собак. Сквозь лес нам ничего не было видно. “Что-то там происходит ?” – удивился отец Илия. Он попросил нас спрятаться дома, а сам остался на улице. Скоро показались два всадника, с раздражением спрашивавших: “Кто это на белой лошади мешал нам сюда проехать? Где он? Мы убьём его”. Дедушка пригласил их в дом и принёс угощение. Потом спросил, смогут ли они узнать этого всадника, если вновь увидят его. Они ответили утвердительно. Батюшка принёс им икону святого Георгия, на которой гости узнали того, кто встретился им на дороге. Потрясённые, они уверовали в Бога и приняли Святое крещение».

Один турок по имени Хусейн жил в доме своей дочери в селении Махмутйа. По соседству жил начальник милиции, жена которого была психически больна. Чтобы не причинить никому вреда, она была связана цепями. Хусейн рассказал соседу о греке, который сможет помочь его несчастной жене. Отец Илия велел привести больную в дом дочери Хусейна. Двенадцать дней он молился за неё, пока наконец она вновь не обрела рассудок. С тех пор власти больше не беспокоили священника. Начальник милиции тайно стал христианином, и отец Илия крестил всю его семью.

Три турка, проживавших в России, задумали похитить отца Илию и закрыть церковь Святого Георгия. Ночью они сели на коней и отправились в путь, чтобы исполнить задуманное. Когда дорогу им преградил всадник на белом коне, кони злоумышленников в ужасе повернули вспять. Сам святой Георгий не дал им совершить задуманное злодейство. Раскаявшись, они рассказали обо всём отцу Илии и получили у него прощение.

О батюшкином даре стало известно повсюду. Издалека в надежде обрести здравие приезжали армяне, русские, грузины и даже турки. Отец Илия всегда заранее знал, кто из них сможет получить просимое. Над теми, кто не имел достаточной веры, он молитвы не читал, а отсылал их восвояси.

Сын одного офицера тяжело заболел. Врачи в Ленинграде и Москве сказали, что болезнь неизлечима. Услышав о батюшке Илие, отец привёз к нему сына.

«Поезжай домой и не волнуйся, твой ребёнок останется здесь на три недели. Если хочешь, можешь его навещать», – сказал отец Илия. Каждый раз, приезжая навестить сына, офицер видел, что ему всё лучше и лучше, пока наконец он не стал совершенно здоров.

У отца Илии был дар прозорливости, он в точности предсказывал события в будущем. Однажды он сказал сироте по имени Авги, которая воспитывалась у него в семье: «Доченька, ты не свернёшь с дороги, по которой сейчас идёшь. Ты попадёшь на Небо невестой Христовой. Я узнал об этом у святого Николая. Ты замуж не выйдешь». Многие потом звали девушку замуж, но предсказание отца Илии в точности сбылось.

Батюшка знал и часто открывал мысли других людей. Однажды несколько человек собралось эмигрировать из Причерноморья в Россию, и батюшка знал об этом заранее. Однажды его собрались посетить три грека из селения Ахалсени. По дороге они заблудились и заночевали под открытым небом. Отец Илия заранее сказал, что к нему приедут три путника, и по их прибытии спросил: «Благословенные братья, как же вы умудрились заблудиться ?»

Иногда батюшка говорил: «Сегодня приедут люди такие-то, они веруют и обретут исцеление», – или: «Тот, кто приедет сегодня, – маловер и поэтому не исцелится». И действительно, всё именно так и происходило. Были случаи, когда батюшка знал, что некто, кто к нему ехал, сбивался с дороги и терялся в лесу. Тогда он в точности указывал место, где потерялся путешественник, и посылал за ним своего знакомого. Однажды отец Илия сказал: «Сюда едет человек по имени Пётр, у него такая-то болезнь, он получит от неё исцеление. В пять часов утра он будет здесь». В точности так всё и произошло.

Батюшка часто говорил: «Придёт время, когда мужчины станут подобны женщинам, а женщины – мужчинам. Мир тогда постигнет великое проклятие. Будет война в Константинополе, и русские будут побеждать, дойдут до реки Евфрат. Откроется Святая София и там совершится служба. Шестипалый царь будет тогда». И прибавлял: «Проснись, Россия, и собери своё оружие», – то есть: приди к вере, принеси покаяние и отбрось безбожие.

Батюшка часто видел святого Георгия, который однажды сказал ему: «Придут турки сжечь церковь и убить вас». Но семья поначалу отцу Илие не поверила. Надо сказать, что турки завидовали участку батюшки и хотели забрать его себе. Ночью под предводительством Ахмеда Китиака турецкий отряд подошёл к дому священника. Постучав в дверь, они попросили открыть, сделав вид, что заблудились и хотят узнать дорогу. Услышав отказ, они убили собаку батюшки и открыли стрельбу.

Пули летали повсюду, но в дом не попала ни одна из них. В окно Каллиопа видела защищавшего их святого Георгия. Раскинув руки, он стоял перед входом в дом. Турки подожгли церковь и дом, но последний всё-таки спасти удалось. Отец Илия стал молиться перед домашним иконостасом. Во время молитвы Господь по его просьбе назвал ему имена всех поджигателей.

Но людская зависть не оставила батюшку в покое. Один родственник написал на батюшку донос, обвинив его в том, что он прячет много золота. Он утверждал, что батюшка берёт за свои исцеления с людей деньги, хотя тот ни разу не взял ни у кого ни копейки. Дом батюшки был перевёрнут вверх дном, из него забрали всё, что можно было унести, а самого батюшку с женой Сотирией бросили в тюрьму. Отца Илию жестоко мучили, так как знали, что он верует во Христа.

Его морили голодом и поместили в тесную яму, так что он не имел возможности сесть и даже повернуться. Сверху на него мочились и испражнялись. Когда о случившемся узнал начальник милиции, жену которого исцелил батюшка, он через месяц смог добиться освобождения матушки Сотирии, а через три – и самого батюшки (шёл 1938 год). Он дал им одежду, деньги и продукты. Но отец Илия был уже неизлечимо болен от мучений, которые ему пришлось претерпеть. Он мочился кровью, испытывая при этом невыносимые боли.

Но батюшка продолжил своё служение. Службы совершались тайно по ночам с большими предосторожностями. На них приходило двадцать-тридцать верующих. Отец Илия служил на греческом языке, с большим благоговением и умилением. Таинство крещения также совершалось по ночам в доме одного добродетельного турка. Однажды ночью он крестил тридцать семь человек, восприемницей которых стала его жена Сотирия, и ещё девяносто девять, восприемницей которых стала его дочь Любовь (монахиня Мария).

Батюшка часто совершал крестные ходы, так как ожидал, что грядёт какое-то бедствие. Он говорил: «От сухих дров огонь перекидывается и на мокрые. От грешников могут сгореть и праведники», – и: «Без добрых дел вера мертва».

Однажды вечером в сгущавшихся сумерках внук отца Илии Георгий Кириакидис увидел странный свет, который поднимался из леса вверх по склону горы и приближался к дому священника. Свет становился всё ярче, казалось, всё вокруг объято огнём. Мальчик испугался и стал плакать. «Что с тобой ?» -спросил отец Илия внука. Когда малыш рассказал ему о свете, батюшка улыбнулся и сказал: «Не бойся, сынок. Это святой Георгий. В это время он всегда приходит в храм».

В последний год своей жизни отец Илия уже не мог ходить. Он очень страдал от желудочных кровотечений, рака простаты, гематурии. В церковь его относили на руках. Весь день он был словно мёртвый, но, когда подходило время служить, его немощное тело словно осеняла Божественная сила. Три часа он читал Полунощницу и Утреню, затем служил Литургию и причащал людей, приходивших на службу издалека через горы и снега.

В пятницу 6 декабря 1939 года накануне праздника Святителя Николая батюшка не смог встать в 3 часа (как у него это было заведено). Святой Николай очень любил отца Илию, часто ему являлся и беседовал с ним. Вот и в этот день Святой разбудил батюшку ласковым прикосновением, он светился от радости и весь был окутан неземным светом.

В этом же году дети отца Илии переехали в Грецию. Батюшка стал подвизаться ещё строже, готовясь к исходу из этого временного мира.

В последние дни своей жизни он уже не вставал с постели. Отказывался от еды, питаясь только молитвой. Он мирно скончался в июле 1946 года. В этот миг с небес сошёл свет, а комната батюшки наполнилась неземным благоуханием. Его правая рука стала похожа на восковую, свидетельствуя о том, сколько он тайно помогал нуждающимся.

По желанию отца Илии похоронен он был рядом с храмом Святого Георгия. Справа от него позднее были похоронены его супруга Сотирия (умерла в 1963 году в возрасте 83 лет), а слева – дочь Любовь (в монашестве Мария).

Каждый день ровно в полночь над местом захоронения батюшки появлялся свет и истекало миро. Те, кто им помазывался, исцелялись от любых заболеваний. Постепенно это стало известно повсюду. На могилу батюшки приходило столько людей, что паломничество уже нельзя было сохранить в секрете.

Начальник милиции оказался в непростом положении. С одной стороны, он хотел защитить церковь, с другой – большое скопление верующих у могилы отца Илии создавало определённые проблемы. Ситуация выходила из-под контроля, и он решил провести раскопки на месте погребения.

Когда подняли могильную плиту, из гробницы воссиял яркий свет. Мощи священника были нетленными и источали благоухание. Они вновь были преданы земле, а народу было запрещено им поклоняться. Позднее, когда гонения смягчились, верующие вновь стали ходить на могилку батюшки. В Батуми его провозгласили местно-чтимым Святым и поместили его икону в церкви.

В 1962 году грузинские епископы вновь открыли гробницу отца Илии, но мощей там не было. Они были похищены. На месте захоронения батюшки забил чудотворный источник святой воды, от которого многие получили исцеление.

Сегодня в храме Великомученика Георгия служит правнук отца Илии – Авраам Параскевбпулос.


ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]