православные знакомства Светелка

Что говорят масоны сами о себе?

масоны“Христианство – это непристойное богохульство на светлый облик Бога (Сатаны)”, пишет “Масонское итальянское обозрение”, 1886 г., стр. 225

“Долой Распятого! Ты, Который уже 18 веков держишь мир сгорбленным под Твоим ярмом, Твое царство кончено… Не нужен Бог…” (Флери. “Разум и религия”. Брюссель, 1881 г., стр. 381).

“Наша цель не в том, чтобы восстановить индивидуализм, а в том, чтобы смести христианство с лица земли”, – говорила учредительница Теософического общества Блаватская.
масоны
“Масонство есть антицерковь, церковь ереси” такое утверждение можно прочесть во французском масонском журнале “Акация”, в номере за окт. 1902 г., стр. 3.

“Борьба между Церковью и масонством, – заявил на конгрессе Великого Востока в 1900 году в Брюсселе гроссмейстер бельгийских масонов Коега, – есть борьба не на жизнь, а на смерть”.

Конвент 1893 года постановил, что “ни один масон не может быть выбран членом Совета Ордена, если он предварительно письменно не обязуется за себя и своих несовершеннолетних детей не исполнять христианских обрядов” (Бюллетень Вел. Востока Франции, 1893 г., стр. 372).

Знаменательны следующие слова масонских деятелей: “Напомним, что христианство и масонство абсолютно непримиримы, – настолько, что примкнуть к одному, означает порвать с другим. В таком случае у масона долг один – надо смело сойти на арену борьбы и сражаться”. “Будем работать, будем прясть ловкими и осторожными руками тот саван, который покроет в один прекрасный день все религии, и тогда мы будем способствовать разрушению во всем мире клерикализма и суеверия, которое от него происходит”, говорит член Конвента Великой Ложи Франции. Подобных выражений можно было бы привести еще сколько угодно, так как ни одно масонское собрание не обходится без выпадов против религии.

“Следует отметить, – пишет в “Послании о масонстве” митрополит Антоний, что масонство в своих ритуалах, посвящениях и символике носит ярко кощунственный характер. Так например, ложа 18-ой степени (Розенкрейцерская) украшена изображением Голгофы. На кресте изображена роза, над которой помещена таинственная еврейская надпись: I. H. Р. I. Заседание ложи открывается в тот час, когда разодралась на двое церковная завеса. Церемония заканчивается кощунственным воспроизведением Тайной Вечери. Некоторые масоны объявляют себя служителями сатаны”.

Во имя победы масонства, каждый масон имеет право поступать как ему угодно, совершенно не считаясь с обычной моралью. Философ-масон Дидро утверждал: “Ложь так мало достойна порицания, как таковая, и по существу она стала бы добродетелью, если бы могла быть полезна” (Дидро. Социальная система. Часть I, гл. II).

Масон Рейналь говорит: “быть добродетельным, это значит полезным; быть порочным, это значит быть вредным. Вот вся мораль”. (Raynal. Histore Phicos., et Paetique, v. 7).

Часть символов объясняется новичку, но он является намеренно обманутым ложными объяснениями. Не стремятся, чтобы он их понял, но только чтобы он вообразил, что их понимает. Их настоящая интерпретация предназначена для адептов, для принцев масонства”. Так пишет Пик, один из докторов масонского тайнознания (А. Рейс. “История американ. масонства”, I, 385).

“Масонство, – пишет тот же Пик, – как все религии, все мистерии, герметизм и алхимии, скрывают свои секреты от всех, кроме адептов, ученых или избранных и употребляют ложные объяснения и интерпретации своих символов, чтобы обмануть тех, которые заслуживают, чтобы быть обманутыми; чтобы скрывать от них истинный, что называется, свет”.

Видный масон Освальд Вирт в своем докладе “Посвящение и спиритизм” говорил, что “связь масонства с Люцифером, главой восставших ангелов… вполне приемлема”. По мнению Вирта Люцифер, восстает против Бога из-за “вопиющих несправедливостей божественной администрации. В сущности ангел Света (Люцифер) представляет собой дух свободы. В этом смысле масонство вполне приемлет люциферианство” (“Аллиансе Спиритуалисте”, 1912 г.).

В Анконе итальянские масоны издавали журнал “Люцифер”, в котором открыто заявляли: “Наш вождь Сатана”.

“Сохраним тайну относительно наших членов и наших внутренних решений: это является почитанием старых традиций”, – говорил Светлейший Великий Мастер итальянского масонства Гектор Ферраре.

“Нам воспрещают дебаты о политике и о религии, – пишет масон Камилл Дрейфус, – но чем же иным мы можем заниматься?..”.

“Против нас, – говорил на Конвенте 1886 г. масон Гонар, – обычно выставляют то, что масонство слишком много занимается политикой, или даже, что оно только и занято политикой. Но что еще оно могло бы делать?” (Le Tout – Paris Maconique 1896, p. V-VI).

“…масонская доктрина немыслима вне исповедания свободы совести. А это исповедание воспитывает в масонстве вражду к Церкви, так как Церковь, по существу, есть отрицание свободы совести…” (“Акация”, 1903, II, 186).

“Ценность цивилизации обратно пропорциональна ее религиозности, будущее за наукой” (A. Lefevre. “La Religion”, 1893, 573).

“Масонство должно воспитывать человека, – писало “Обозрение итальянского масонства” (XIX, 79), – развить в нем человеческое достоинство, сделать человека разумным, любящим лишь человеческое. Человека, который был бы своим собственным Богом, царем и папою”.

Масон и каббалист Папюс утверждает, что “революции суть применение конституций масонских лож к обществу”.


ДЛЯ КОММЕНТИРОВАНИЯ, ВЫ ДОЛЖНЫ [ВОЙТИ]